Москва. 49 чемпионат мира. 1975 год.


  Не хватило умения или везения. Весовая категория до 60 кг.


Комментарий к соревнованиям в полулегком весе.


Георгий Тодоров.

Если бы меня до начала соревновании спросили, в каком упражнении может оступиться Николай Колесников, то я бы ответил:» В рывке». Толчок рекордемен мира обычно выполняет так уверенно, будто гвозди забивает. Но случилось непредвиденное. Рывок Николай исполнил как по нотам, ни разу не сфальшивил и стал победителем в этом технически сложном упражнении с резуяьтатом, на 2 кг превышающим рекорд СССР. А толчок — увы! — не удался. Даже начальные 152,5 кг дались ему со скрипом. Штанга чуть «поводила» его по помосту. Не сразу он сумел поставить ступни параллельно, как требуют этого правила. Судья-фиксатор вынужден был повременить с командой «Опустить!»

Жребий у Колесникова был счастливым. Он шел вторым за Георгием Тодоровым. И когда болгарин пропустил 157.5 кг, наш сделал то же самое. Все, казалось бы, соответствовало разумной тактике борьбы
за титул чемпиона. Тодоров решил поднять 160 кг., такое же желание изъявил и Колесников.

…Их осталось только двое. Никто не мешал единоборству самых сильных. И у каждого было по два зачетных подхода. Причем болгарин никогда не толкал 160 кг (его высшее достижение при установления мирового рекорда в сумме равнялось 157,5 кг). Поэтому, когда Тодоров «спалил» первую попытку — не удержал 160-килограммовую штангу над головой, никто его не мог упрекнуть ни в чем. После этого хозяином положения стал Колесников. Он был на 100 граммов легче и если бы покорил десятипудовый снаряд, то Георгию пришлось бы штурмовать 162.5 кг., что на полтора килограмма больше ренорда мира, установленного на Спартакиаде Колесниковым.

Однако вопреки ожиданиям Николай хуже Тодорова поднял вес на грудь — не поймал темп и с большим трудом поднялся из подседа.Так тяжело вставал, что потерял силу, которая была нужна для четкого посыла штанги от груди…

Но вот болгарин, используя последний шанс, «гвоздит» богатырски снаряд ввысь и устанавливает рекорд мира в двоеборье — 285 кг! Тренер Иван Абаджbев берет его в объятия, и оба ждут, чем ответит Колесников. Повторит он успех Тодорова, тогда — чемпион и рекордсмен. Не справится с весом — проиграет 7,5 кг, и останется на втором месте.

На этот раз Николай более решительно подходят к штанге, легче вскидывает ее на припудренвую магнезией грудь. Толкает и …роняет снаряд…


P.S. Георгий Тодоров. Серебро на Олимпиады — 1976, чемпион мира (1974, 1975), Европы (1974, 1975, 1977), 5 рекордов мира.


P.S. Николай Колесников.Чемпион Олимпийских игр — 1976. Чемпион мира 1977 год. Чемпион Европы 1976, 1977, 1978, 1979. 8 рекордов мира.

Николай Колесников.

Дуэль закончилась. В стане нашей дружины невеселое настроение. Треть чемпионата позади, а команда не имеет ни одной большой золотой медали, никто не стал чемпионом мира а Европы в двоеборье. Болгары же, несмотря на срыв Нораира Нурикяна, впереди. У них два чемпиона, н еще, как говорится, не вечер. Однако трудно будет шести атлетам удержать завоеванное преимущество в борьбе с нашей «семеркой». И, по моему, прав главный тренер сборной СССР И. Кудюков, который на пресс конференция ответил, что вопрос о ходе командной борьбы преждевременный.

А вот с другим его заявлением, что Колесникову для победы не хватило везения. согласиться трудно.

Вернемся за кулисы и проследим, как вели себя соперники и их тренеры, попытаемся понять, какие думы и чувства обуревали тех и других. По-моему, полностью раскрыть свои богатырские возможности Николаю помешала, как это ни странно. Предельно благоприятная ситуация. Его нельзя упрекнуть в недостатке бойцовского качества. Колесников — боец! Это он доказал еще год назад в Маниле, где, дебютируя на мировом помосте. завоевал серебряную медаль, уступив Тодорову всего лишь 2.5 кг.

На этот раз с самого начала Николай попал в двойственное положение. «Выиграв» взвешивание, а это дает преимущество в 2.5 иг, он еще до подходов к штанге чувствовал себя лидером. Победа в рывке благодаря меньшему собственному весу настраивала его на благодушный лад, поскольку за толчок он не беспокоился. И в то же время Николай не мог не испытывать тяжести, которая ложится на плечн лидера. Вот эта червоточинка, по-моему, и дала о себе знать в решающую минуту.

Признаюсь, меня несколько удивило и заметное благодушие наших тренеров. Более того, наставник Колесникова заслуженный тренер СССР Рудольф Пдюкфедьдер считая, что после рывка его Николай имеет преимушество в 5 кг. полагая, что Тодоров вырвал на 2.5 кг меньше. Когда я напомнил ему, что оба подняли, по 125 кг. он спокойно сказал: » В таком случае будем повторять то что сделает болгарин». Не повторили…

В ином положении оказался Тодоров. Он от начала до победного конца был во власти борьбы. Выглядел суровым, озабоченным, как и Абаджнев. И соревновались они по-спартански. Если наши уютно расположились в укромном уголке за ширмой, где можно было хорошо отдохнуть и подкрепить силы, что немаловажно в состязаниях столь высокого ранга, то Тодоров и Абаджнев предпочли открытый бивуак. И
взбадривали они себя лишь тем, что время от времени то спортсмен, то тренер принюхивались к флакончику с нашатырем.

На пресс-конференции, на которую охотно пришли болгарские триумфаторы, Тодоров сказал, что он постарается победите и на Олимпиаде в Монреале, для чего, по его мнению, нужно увеличить рекорд в двоеборье до 290 кг.

Д. ИВАНОВ, заслуженный мастер спорта.


Москва 19 сентября 1975 года.


ТЕХНИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ


49 Чемпионат Мира и чемпионат Европы по тяжелой атлетике. Весовая категория до 60 кг.

1 Г.Тодоров. Болгария. 125 160 285
2 Н.Колесников. СССР. 125 152.5 277.5
3 А.Павлан. Польша. 120 155 275
4 Я Бенедек. Венгрия. 122.5 150 272.5
5 С.Гото. Япония. 122.5 145 267.5
6 Г.Чура. Польша. 115 150 265

АССИСТИРУЕТ РИГЕРТ

Д.Ригерт, Р.Плюкфельдер, Р.Мильзер.

ПЕЧАЛЬНО, конечно, но не смертельно, — сказал Плюкфельдер.

— Не, держи, — сказал Ригерт и протянул Николаю свою могучую руку. Колесников сидея на низкой скамеечке, понуро опустив голову, взглянул на Ригерта, который громоздился над ним, ничего не понял, спросив: «Чего держать?», «Лапу», — сказал Ригерт и очень добро улыбнулся.

Так все кончилось для них, трех мужчин-ростовчан, в тот поздний и {что там говорить) вдруг ставший неожиданно грустным вечер. Но все это было уже после…

А утро было таким безоблачным, теплым и светлым. Проснулись в Подольске рано.

Собрались уезжать, подошел Ригерт. «Я тебе нужен?» — спросил у Колесникова. «Обязательно!» — сказал Николай. И еще раз повторил: «Обязательно нужен!».

И тут необходимо короткое отступление.

В добрые и не такие уж давние времена водилась у штангистов трогательная традиция: «большие» опекали в деле «маленьких», «маленькие» — «больших». Пока шла борьба, помогали словом и делом. Потом тренеры решили, что «большие» очень уж «горят», пока ассистируют «малышам», и запретили это дело.

И вот вопреки запретам во Дворце появляется Ригерт. Он ассистирует сегодня своему другу и земляку Н. Колесникову. Тренеры разрешили в виде исключения.

Нет Ригерт приехал из Подольска, где живет наша сборная, только вечером — к началу, а Колесников с Плюкфельдером приехали еще утром, сходили в баню, оставил там Николай «лишние» полтора килограмма
и отправились они отдыхать.

О штанге, о вечере не говорили, Плюкфельдер читал Колесникову кое-что из своей записной книжки. Мудрые мысли читал ему. Колесникову особенно понравились (и он просил повторить их снова) такие:
«Деятельность — единственный путь к познанию». «Человек придумывает любые причины для Своего оправдания, В этом и есть его трусость».

Вечером во Дворце их встречая Ригерт.

…А четыре года назад Ригерт встречал Колесникова в Шахтах.

Вот как это было. Жил в то время Николай в городе Бугульме. Было ему девятнадцать лет, занимался борьбой, немного штангой. И вот нежданйо-негаданно «пошла» у него штанга — 90 кг выжал, 85 кг рванул, 110 кг толкнул. Не ахти, конечно, какие результаты, но прослышал о Колесникове Плюкфельдер и написал ему в Бугульму письмо — приезжай, мол, хочу познакомиться. Николай получил письмо и решил,
ч»с кто-то подшутил над ним. Но письмо было настоящим. И, посоветовавшись дома, решил ехать.

Колесников пришелся к «плкжфельдероскому двору». Определили его на шахту «Южная», на тот же участок, где работал Ригерт. — в горно-механический цех подземным злектрослесарем.

Ригерт его сразу полюбил. Может, потому что сам когда-то так же вот сорвался с места и поехал в Шахты, стоило только Плюкфеяьдеру сказать: «Приезжай»,

— Он во всех отношениях «душа парень», — говорит о Николае Ригерт. — Он памятливый, спокойный, чуть с хитрецой. Но главное — собранный и честный.

— Я все-таки кое-что уже смыслю в штанге, — продолжал Ригерт, — ну и ребята, конечно, не лезут ко мне с советами и замечаниями, стесняются. А он — нет. Увидит у меня ошибку, подойдет, скажет: «Нет, не так ты делаешь». Он и Алексееву может сказать, И говорит так честно, прямо, что все его слушают. Для него ни титулов, ни званий нет. Есть товарищи.

Так говорил о Колесникове Ригерт.

Он провожал его на помост и встречая. Плюкфельдер что-то объяснял Колесникову, Ригерт слушая, а потом показывал — как надо делать

…Когда Колесников в последнем подходе проиграл, свита его (и ее можно понять), раздосадованная, не стала ждать, когда придет с помоста Колесников, — ушла. Остался только Ригерт. Он нес свою вахту до конца.

Колесникову сказал: «Второй в мире тоже один».

Колесников ответил: «Но нам нужно золото».

Не ему самому — нам.

Пахота гошо

Георгий Тодоров.

УЖЕ ГЛУБОКАЯ ночь. Мы с Тодоровым и Асеном Стоевым секретарем Болгарской и Европейской федераций тяжелой атлетики сидели в номере 704 на седьмом этаже гостиницы «Россия»

Позади осталось все: треволнения вечера, чудовищное напряжение борьбы, полные счастья минуты на пьедестале почета. Тодоров, поджав ноги, сидит в кресле. — Гошо, — спрашиваем мы (а команде
Георгия зовут так), — ты из Варны- Там и родился?

— Из Варны. Там у меня дом. Квартира. Но родился в деревне Белоградец. В 56 километрах от Варны,»

— Тяжелой атлетикой начал заниматься в деревне?

— Нет. Играл в футбол, бегал, боролся. Такой был, знаете, маленький, но крепкий. Здоровый. Потом поехал учиться в Варну в экономический техникум. Там меня увидел тренер Илия Бабачев из юношеской спортивной школы.

— Они похожи друг на друга, как родные братья, — перебивает его Стоев.

— Бабачев сказал мне: «Если все время будешь уделять тренировке, толк будет. Если же хочешь, часть времени — тренировке, частЬ — себе, то лучше не берись за штангу». Через три месяца я поехал на первенство Болгарии среди юниоров. Бабачев сказал: «Ты выиграешь». Я не поверил. Но Бабачев дал мне еще три конфетки, ну… фантики. Сказал: «Развернешь после соревнований». Я выиграл, развернул, а там были написаны точно такие результаты, которые я показал.

— Ты давно уже живешь в городе. Наверное, потерял связь с родными, с деревней. Теперь ты уже не крестьянин?

— Крестьянин, крестьянин, — радостно закивал Гошо головой. — Настоящий, Вот… я Запустив руку в банку, он достает оттуда горького перца и с удовольствием его жует. Протягивает по стручку нам, и в желудках у нас заполыхало пламя.

— Какой ты крестьянин, — смеется Стоев. И тут же серьезно: — Но вообще-то со штангой Тодоров работает, как крестьянин. Пашет в поте лица. Упорный человек.

— Ну, а если у тебя что-то не получается? Как ты реагируешь на неудачи?

— Не знаю, как. Только после, когда отойду, смотрю — то ссадина на ноге, то на голове шишка.

— Он, как это у вас?.. — говорит Стоев. — Головой в стенку. От злости. Злой в тренировке. И в соревновании.

— А в жизни как? Тоже злой?

— Наверное, нет. Так я мягкий, — говорит Гошо

— И слава тебя не портит? В Варне, наверное, не так уж много чемпионов мира?

— Я первый. Но я не думаю о том, что чемпион. Только чогда выхожу на помост. Тогда мне хочется быть первым, А в жизни… Если стану неплохим тренером, будет хорошо.

— У тебя есть кумир? Человек, с которого ты хотел бы брать пример

— Да… Геннадий Иванченко, Он, мне так кажется, замечательный друг. У меня болела спина. Геннадий приехал, показал мне упражнения. Сказал: кДелай так — все заживет». Сейчас хорошо.

— Когда у тебя есть свободное время, как ты отдыхаешь?

— Люблю послушать музыку, потанце-вать…

— Не подумайте, что Г«ж> легкомысленный, — говорит Стоев. — Он просто такой человек. Веселый характер. А так он много работает над собой. Читает.

— А из советской литературы что тебе больше по душе? — спрашиваем Тодорова.

— «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. Я ее три раза читал и два раза смотрел фильм. Видел даже Алексея Маресьева — на встрече молодежи в нашем курортном местечке Приморско. У него
была большая воля к победе.

— А какие качества тебе белее всего импонируют в человеке?

— Трудолюбие, честность, скромность.

Пора прощаться. Но глядя на симпатичное с гренадерскими усами лицо Гошо, вдруг спросили: — Ты не женат?

— Есть девушка. Но до Монреаля должна ждать.

А. КОРШУНОВ, М. МАРИН.


Атлет будущего в настоящем


С точки зрения олимпийского чемпиона Рафаэля Чимишкяна


  Рафаэл Чимишкян в Хельсинки 1952 год.

Сожалею, что не было полулегковесов Нораира Нурякяна, который победил в Мюнхене. Если бы он не допустил ошибку, перейдя в легчайшую весовую категорию, а соревновался в своем полулегком весе, то наверняка состязавия были бы еще интереснее. По-моему, он мог бы конкурировать с Георгием Тодоровым и Николаем Кояесаяковым. Думаю, что он вернется в свой вес в Монреале попытается отстоять титул олимпийского чемпиона.

Кто станет чемпионом на олимпиаде, сказать не могу. Может случиться, что победит тот, кто сегодня проиграл Тодорову в Колесникову. Меня изумил, к примеру, третий призер — поляк Антони Павлак. Когда смотришь на него, то кажется, что легкоатлет решал потягаться силой с тяжелоатлетами. Такой изящный, стройный. Но при всем Павлак фантастически сильный. 275 кг — это результат превосходный! Причем он способен к на большее. Недаром пытался поднять в рывке 125 кг н был близок к успеху — штанга упала за голову. Даже рискнул подойти к 160-килограмовой штанге…

Мне бы хотелось о многих полулегковесах сказать добрые слова. Они их заслуживают. Вроде бы невысокий по нынешним временам результат 257,5 кг молодого француза Даниэля Сенэ, но он тоже герой — поднял в рывке 115 кг н толкнул 142,5 кг. Меня на Олимпиаде в Хельсинки «носили» на руках, а ведь я там вырвал только 105 кг.

Многообещающие атлеты Японии — Соэцуя Гото и Такаси Сайто. Первый филигранно выполняет толчок, — второй изумительный мастер рывка. Кто знает, не они ли, молодые, вернут Японии звание олимпийского
Чемпиона в полулегком весе? Сайто, по-моему, способен завладеть рекордом мяра в рывке, который долгие годы принадлежал знаменитому Иосинобу Миякя, шестикратному чемпиону мира, победителю Олимпиад в Токио и Мехико.

Меня поразил колоссальной собранностью Тодоров. Умеет соревноваться. У него четкий мощный рывок н такой же толчок. Он вырвал победу благодаря бойцовскому опыту, умению мобилизоваться в критический момент. Не поднял вначале 160 кг, отчего можно было растеряться, как случилось с Колесниковым, во вёл себя спокойно и уверенно. О Колесникове скажу, что это атлет будущего в настоящем, хотя он н упустил победу. У него есть все, чтобы быть олимпийским чемпионом. Мне хочется верить, что именно он вернет советскому спорту высокий титул, впервые завоеванный мною 23 года назад в Хель-
синки. Каи известно, на последних Олимпиадах — в Мехико н Мюнхене — мы имели в полулегком весе «серебро».

В — чемпионате я участвую как судья международной тегории. Должен заметить, что с отменой жима соревнования тяжелоатлетов стали интереснее и проходят они значительно спокойнее. Раньше то и тело разгорались страсти вокруг жима. Одному вес засчитывали, другому, который выжимал штангу не хуже, зажигали красный, свет. Были споры, поступали протесты в аппеляционное жери с приложением трех долларов. Если протест удовлетворялся. деньги возвращали значит, не зря беспокоили членов жюри. А если его отклоняли, то денежки «плакали». Суть, разумеется, не в этой денежно? процедуре.
Просто я хочу подчеркнуть какая нервозная обстановка создавалась порой на чемпионатах мира. А теперь — спокойная, деловая атмосфера

Случаются и ныне судейские накладка, но они стали, к счастью , редкими. Мае приятно, что чемпионат мира и Европы проходит у нас в Москве, в превосходном Дворце спорта. Я не помню, чтобы где-либо
были такие благоприятные условия для выступления атлетов. хотя мне довелось соревноваться во многих странах мира. Посмотрите, как празднично во Дворце, как отлично подготовлены арена и места для разминки атлетов. Большое спасибо всем, кто славно потрудился, чтобы наш первый чемпионат мяра прошел успешно.


Метки:

Просмотров страницы:   98



Похожие статьи :

3 комментариев к “Москва. 49 чемпионат мира. 1975 год.

  1. Василий (iklife.ru)

    Прекрасные времена, ни каких скандалов с допингом, ни какой химии. Только честная борьба природных талантов спортсменов.

  2. Сергей Алмазов Автор

    Привет Василий. Стараюсь давать положительные материалы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.