Нерадостные новости

Мы должны ответить за ошибки прошлого

В Бухаресте прошло заседание Исполкома Международной федерации тяжелой атлетики (IWF), на котором за системные допинговые нарушения было принято решение на год дисквалифицировать девять национальных федераций, включая ФТАР. Вскоре по прилету в Москву Агапитов рассказал, почему было принято такое решение и какое теперь будущее у тяжелой атлетики.

КАК МОЖНО АПЕЛЛИРОВАТЬ, КОГДА У ТЕБЯ ДЕСЯТЬ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ПРОБ

— Месяц назад в одном из комментариев вы критически отозвались о слухах о возможной дисквалификации ФТАР. Почему?

— Я весь этот год провел в разъездах, объяснял всем, что мы меняемся, рассказывал, какую работу проделали. Отношение к нашей федерации сейчас совсем другое, за последние 10 месяцев было сделано больше, чем за прошлые 10 лет. Яркое свидетельство тому — мое избрание в исполком IWF. То есть, нам уже доверяют. Мы, в свою очередь, открыты для всех. Приглашаем к себе все антидопинговые агентства, у нас были президент и генеральный секретарь оргкомитета предстоящего чемпионата мира в Анахайме. Показали им базу, предоставили всю документацию, чтобы не было ни малейших сомнений по поводу нашей «чистоты». Они заверили, что ждут нас.

— Увы, не дождутся.

— Сейчас проблем нет. Но нас наказывают за прошлое. Мы должны ответить за это. И должны держать этот удар. Как можно апеллировать, когда у тебя десять положительных проб по итогам перепроверок Игр в Пекине и Лондоне?

— Но ФТАР и так пропустила Олимпийские игры в Рио. То есть, наши спортсмены свое наказание уже отбыли.

— На заседании исполкома я изо всех сил пытался это объяснить. Мне в виде исключения даже позволили выступить дважды. Однако юрист разъяснил, что пропуск Олимпиады и нынешняя дисквалификация — две разные истории. Если брать Рио, то в 2015 году у нас было сразу семь положительных допинг-проб, плюс этот доклад Макларена — и на фоне всей этой обстановки IWF приняла решение отцепить Россию, чтобы репутация и олимпийская целостность не была под угрозой.

Сейчас же реализовались итоги тбилисского заседания исполкома. Тогда, 22 июля, было принято решение применить санкции к федерациям, которые имеют системные допинговые нарушения — то есть более трех положительных проб. В борьбе за будущий чистый спорт пострадали не только мы, но и еще восемь стран.

— Говоря иначе, для того, чтобы мы выступили на этом чемпионате мира, ничего сделать было невозможно?

— Мы и так добились больше, чем могли. Отработали на 200 процентов. Положа руку на сердце, могу сказать: ничего большего сделать было нельзя.

МОЖЕТ БЫТЬ, ВЫСТУПИМ НА ЧЕМПИОНАТЕ ЕВРОПЫ-2018

— Как принималось окончательное решение по поводу годичной дисквалификации федераций? Было голосование?

— На финальном этапе нас с представителем Казахстана попросили выйти. Дело в этических соображениях, мы заинтересованные лица, так что это объяснимо. Минут 40 шло обсуждение, а потом мы узнали итоговое решение.

— Проясните: отстранены только взрослые спортсмены?

— Все.

— Но ведь объявлено, что Россия выступит на предстоящем молодежном чемпионате Европы в Албании.

— Тут нам пошли навстречу. Спортсмены уже вызваны, билеты куплены, гостиницы забронированы. Да и дисквалификация же, по сути, еще не началась.

— А какой день будет точкой отсчета?

— Письма с мотивировкой пока нет, ждем его в течение двух недель. Поэтому пока не ясна и дата начала дисквалификации, и сумма штрафа.

— Возможен ли какой-то турнир для отстраненных федераций?

— Я думал об этом, но с IWF пока не общался. Если честно, вряд ли есть какие-то шансы. Наказание есть наказание. Нужно продержаться год без международных стартов.

— Чемпионат Европы-2018 мы пропускаем точно?

— Нет. В Бухаресте я общался с президентом Европейской федерации тяжелой атлетики, и он сказал, что в виду столь необычной ситуации чемпионат Европы, может быть, будет перенесен с марта на позднюю осень. Все ведь заинтересованы в высокой конкуренции. Иначе просто не будет спонсоров.

ВОЗМОЖНА НОВАЯ СМЕНА КАТЕГОРИЙ

— Давайте начистоту. Если на улице у любого прохожего спросить, возможно ли побеждать без допинга в тяжелой атлетике, он скажет: нет. Знакомые штангисты тоже уверяли меня в этом, говоря, что в разных странах — свои средства. И китайские, например, до недавнего времени не ловились. Верите, что в вашем виде спорта можно побеждать «чистым»?

— Во всех скоростно-силовых видах спорта есть большое искушение что-то использовать. Влияние допинга в этих видах заметно. Но когда борьба с нарушителями налажена — приходит результат. Сейчас мы его видим.

— У вас есть уверенность в нынешней антидопинговой системе? Верите ли вы, что нынешних чемпионов с новыми методами обнаружения допинга через восемь лет не будут также повально ловить?

— Гадать, что будет завтра — неправильно. Главное — начать с себя. У нас есть конкретная проблема и нужно ее решать. А предполагать, что там в других странах…

— Хорошо, простой вопрос: вы уверены, что все чемпионы Игр в Бразилии «чистые»?

— Кто я такой, чтобы делать какие-то выводы по этому поводу?

— На ваш взгляд, нынешняя нормативная сетка разрядов соответствует возможностям абсолютно чистого спортсмена? Не может ли стремление получить, например, звание мастера спорта быть катализатором в применении запрещенных веществ?

— Вы озвучиваете вещи, которые действительно искушают спортсменов. И такие, наверное, будут всегда. Как член исполкома IWF могу вам сказать, что эти пробелы беспокоят весь мир. Допустим, в категории до 85 кг Илья Ильин из Казахстана устанавливал мировой рекорд по юниорам — 216 кг. Но по результатам повторного анализа проб, взятых на Играх в Пекине и Лондоне, у него нашли запрещенные вещества. Встает вопрос: что делать с тем юниорским рекордом? Гипотетически можно предположить, что и юниором он был «грязный». Но какие у кого есть доказательства?

— Пора возвращаться к пройденному — менять весовые категории и начинать все с нуля?

— Такой вопрос стоял и на этом заседании исполкома, но решение пока не принято. Создана комиссия, которая будет изучать этот вопрос. И, по логике вещей, смена категорий должна быть.

— Шансы на выступление на чемпионате Европы-2018 пока сохраняются.

ЗАЩИТЫ «ЧИСТЫХ» — ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ

— Проходила информация, будто у российских тяжелоатлетов в этом году ни одной положительной пробы. Это правда?

— Есть нарушение у 17-летней девочки. Фуросемид. Она обвинила подругу по команде, что ей его подсыпали. После этого инцидента мы решили в столь неоднозначных случаях использовать полиграф. Так вот, этот случай идет в зачет международных тестов.

Одна спортсменка завершила карьеру, но не объявила об этом, и когда к ней пришел допинг-офицер — просто не пустила его. И был еще «привет» на региональных соревнованиях.

Поймите, мы очень заинтересованы в чистоте наших спортсменов. Сами просим приезжать антидопинговые агентства на все старты. Очень хотели, чтобы проверили всех призеров чемпионата России. В итоге у большинства взяли пробы — и ни одна не дала положительный результат. Это же приятный звоночек.

Мы принимаем самые разные меры. Например, бывают случаи, когда спортсмены, узнав о внезапном допинг-контроле, снимались прямо перед соревнованиями. Мы говорим РУСАДА о таких случаях, просим проверить таких атлетов. Что еще делать? Помогите нам защитить чистых спортсменов! Федерация призывает объединиться и бороться за чистый спорт. Это вопрос государственной важности.


Автор Владимир Иванов   Спорт — Экспресс


Метки:

Просмотров страницы:   26



Похожие статьи :

Добавить комментарий