Острава. 58 чемпионат мира по ТА. 1987 год.


  Наш специальный корреспондент передает из Чехословакии.


Сила силу ломит. (Вес до 67,5 кг.)


Зал остравского Дворца спорта по форме похож на гигантскую линзу. Одна плоскость ее покоится на земле, другая составляет свод. В центре — спортивное ядро. От краев его вверх, во все стороны разбегаются белые пластмассовые сиденья. В силу такой конструкции все, что происходит на ядре, одинаково хорошо видно из любой точки зрительного зала.

Однако сейчас линза рассечена поперек перегородкой. К перегородке примыкает сцена, где установлен помост. На перегородке же огромное табло — фиксатор успехов и неудач. Все остальное пространство завешено флагами стран — участниц. Их 32. И я вынужден принести читателям извинения за дезинформацию — в первом репортаже была названа цифра 48. Я получил ее в пресс-центре. Но вот официальные данные.„ Число участников — 192.

Признаться, количество стран, которые решили прислать свои команды на чемпионат, несколько удручает. Не свидетельство ли это падения в мире интереса к тяжелой атлетике? Я обратился с таким вопросом к генеральному секретарю ИВФ австрийцу Готтфриду Шёдлю. Он развел руками: мол, что поделаешь, и объяснил сей отнюдь не мировой рекорд тем, что многие страны сосредоточили все внимание на участии в региональных играх — Панамериканских, Средиземноморских. Африканских… В принципе же есть данные, которые говорят о том, что в течение, например, 1986 года в различных соревнованиях тяжелоатлетов, которые прошли в мире, были представлены 108 стран. Значит, о снижении популярности беспокоиться нечего.

Коли возник разговор о популярности, то и в самой Остраве чемпионат пока не вызвал жгучего интереса. Половина зала — будучи усеченной, она напоминает теперь раскрытую устричную ракушку — зрители заполняют лишь на треть. Причем большинство их — туристы из нашей страны, Болгарии Польши и ГДР. Они располагаются на трибунах сплоченными группами. Представительство легко определить по бурной реакции на происходящие события. Особенно неистовствует сравнительно небольшая компания болгарских болельщиков. У них свое постоянное место, сидят ори буквально плечом к плечу и, безусловно, первенствуют по оснащенности флагами и транспарантами, издавая шума больше, нежели болельщики всех других стран вместе взятых. Впрочем, болгар можно понять: три дня подряд гимн Болгарии — самая популярная мелодия чемпионата. Но почему мало зрителей?

Николай Пархоменко, руководитель нашей делегации, вице-президент ИЕФ объяснил это просто: «Чехословакия — страна крупных мужчин. Вот настанет черед тяжелых весовых категорий — пойдут н зрители»! Что ж, поживем — увидим. Но можно было бы уже и пойти. На помосте священнодействуют пока действительно представители легких категорий, но штанта ото дня ко дню стремительно тяжелеет.

Я не готовил специально всем предшествующим повествованием довольно банальную репризу на предмет утяжеления штанги. Она родилась сама собой, ибо именно так и обстоит суть дела. Скажем, способны ли шггатели представить и осмыслить ситуацию, в которой человек готов поднять над головой и удерживать какое-то время вес, втрое превышающий собственный? Впрочем, проиллюстрируем сей риторический вопрос конкретным примером. В полночь описываемого мною дня состязаний болгарский атлет Михаил Петров, чей вес не должен превышать 67.5 кг, в четвертом дополнительном подходе поднял в толчке снаряд весом 200,5 кг, на 0,5 кг превысив результат своего же соотечественника Александра Вырбанова.

Сравните только две цифры

— 67,5 и 200,5… Рубеж 200 кг долгие десятилетия оставался магической цифрой ь тяжелой атлетике. Боюсь ошибиться, называя даты и имена, но если история чемпионатов мира исчисляется с 1888 года, то лишь где-то к 1960 году и лишь самые могучие атлеты сумели покорить этот Эверест. Не помню точно, кто это сделал первым — американец. ли Пауль Андерсен или наши Алексей Медведев или Юрий Власов — суть не в точности. Тогда 200 килограммов поднимали супертяжеловесы, гиганты, теперь… ну, что вроде бы за такой мужчина весом 67,5 кг?

Однако же мак прекрасно они сложены, как артистично и по разному ведут себя на помосте, как невероятно сильны! Собственно, вот и настал черед рассказа о самих событиях, хотя у меня (впрочем, у всех нас газетных репортеров в лице телевидения сейчас чудовищный конкурент. Вы все видели и притом раньше, нежели газета попадет в руки. Но попробуем еще раз вернуться на помост, где свои маленькие трагедии на сей раз разыграли атлеты весом до 67,5 кг.

За нашу команду выступал Исраил Милитосян — необычайно симпатичный, с нежным лицом — 19-летний ленинаканец, двоюродный брат известного в свое время штангиста из Армении Вартана Милитосяна. О Исраиле мне говорили; очень способный чемпион мира среди юниоров, обладатель юниорских мировых рекордов, но впервые выходит на большой взрослый помост. Зубры его затрут, растеряется.

Кто же были эти зубры? Прежде всего 23-летний Михаил Петров — победитель двух последних мировых чемпионатов. Затем, конечно же, 25-летний обладатель мирового рекорда в сумме двоеборья (352,5 кг) Андреас Вем из ГДР и его соотечественник — двукратный чемпион мира, 29-летний ветеран Иоахим Кунц. Чтобы нагляднее было видно, превосходство у них не только в’ возрасте, но и в достижениях.

Бем все те же 352,5, Кунц —347,5, Петров — 347, Милитосян —335.

Вот этим четверым и предстояло разыграть три награды, причем, повторю: мнение большинства сводилось к тому,что Милитосяну в этой компании’ не устоять — слишком молод.

Казалось бы, до предела проста штанга — вышел, схватился за гриф, поднял, бросил. Но сколько нюансов в поведении атлетов. Поистине каждый исповедует свой стиль.

Петров выходит к снаряду стремительно. Смотрит на него со злостью

— как солдат, простите, на некое насекомое. Он кидается на него, как тигр. Быстро, резко раз, два, и все готово. Бем подходит к штанге с уважительным трепетом. Аккуратно вытянув пальчики, отмеривает хватку за гриф. Берется за него и долго стоит в стартовой позе, перебирает пальцами, шевелит ступнями, открывает и закрывает глаза, что-то пришептывает, то сгибает, то выпрямляет ноги. Бем будто выполняет у штанги некий долгий ритуальный танец. Если Петров выходит на сцену под рев публики и под ее же рев споро выполняет свое дело, то телодвижения Бема завораживают, и постепенно зал замирает в ожидании: что же будет? Тем временем на табло бегут секунды. Дее минуты даются атлету на выход. Перед тем, как вырвать 150 иг. Бем просидел над штангой 1,59… По затаившемуся залу пошел уже гул. На табло оставалась ровно секунда, когда Бем начал движение и успешно •го завершил — надо же так чувствовать время! — табло ведь за спиной.

Положение после рывка: Петров—155, Милитосян и Бем — по 150, Кунц — 145. Тут важно отметить, что Петров и Милитосян подняли 150 кг в первом подходе. Во втором пошли на 155 и неудачно. Нужно, ох, как нужно было рвануть Исраилу 155. И он почти вырвал снаряд, но, вставая, коснулся коленом помоста, так и хочется сказать: как Антей — земли. Только, судьи за это наказывают. Петров же 155 в третьем подходе вырвал удивительно легко. И на табло загорелось было: Петров, 158 кг, четвертый подход. На мировой рекорд готов был пойти Петров. Но тут же засуетились болгарские тренеры. Иван Абаджиев глянул из-за кулис на табло, скрылся, и табло погасло.

Тренеры решили: момент слишком серьезен, чтобы тратить силы на рекорд — пригодятся в борьбе за медаль.

Толчок. Казалось, Милитосян не сможет противостоять мощным соперникам. Он начал среди них первым. Поднял 180. Кунц заказал 182,5 и осилил. Бем — 185. Во втором подходе 185 сравнительно легко поднял и Милитосян. И только после этого к снаряду весом 187,5 кг вышел Петров. Милитосян решил штурмовать 190, что никогда еще не давалось ему в соревновании. Не сумел и на сей раз. Теперь оставалось только ждать. 190 поднял Бем, сделав заявку на медаль, ибо в сумме он уже опередил Исраила, и знал, чувствовал, что не достанет Петрова. Кунц мог теперь лишь теоретически решить судьбу Милитосяна, для чего нужно было поднять 195 кг. Но он решился лишь на 192,5, причем не справился с весом. Бем тоже было собрался подойти к этому снаряду, но, поразмыслив, отказался, отдав Петрову «золото» без боя. Однако Петрову мало «золота». Он сражается уже с самим собой за высочайшую сумму в двоеборье. 195 кг! Берет. В сумме у него 350 кг — личный рекорд. И вот когда все кончилось, Петров пошел на мировой в толчке — 200,5.

Стиль был тот же — стремительный. Мощная тяга, глубокий сед, штанга на груди. Упругий подъем, мгновение, Петров стоит, поправляет штангу — и вот она уже на вытянутых руках.

Позже я разговаривал с Милитосяном, в открытом бою завоевавшим бронзу. Спросил: «Тебе не кажется, что Петров каждое движение выполняет чуть быстрее, нежели все остальные штангисты?». «Он сильнее», — коротко ответил Милитосян.

Я вышел в зал. Пустой — он походил теперь на ощерившуюся пасть акулы, со множеством белых зубов — кресел. Пасть нацеливалась на сцену. На ней в полумраке покоилась на помосте собранная тяжеленная штанга. Я глядел на нее, и мне казалась груда металла одушевленной. Она спорила, она противостояла, она покорялась. Она была очень сильной. И эту силу могла сломить только сила.

А. Коршунов.


ТЕХНИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ


58-й чемпионат мира по тяжелой атлетике. Острава. 9 сентября. Вес до 67,5 кг.

1 М.Петров. Болгария. 155 195 350
2 А.Бем. ГДР. 150 190 340
3 И.Милотосян СССР. 150 185 335
4 И.Кунц. ГДР. 145 182,5 327,5
5 Хи Бонг Ли. КНДР 145 180 325
6 М.Северин. Польша. 142.5 175 317.5

Метки:

Просмотров страницы:   1859



Похожие статьи :

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.