ОИ-2008 Пекин.

  Весовая категория свыше 105 кг. Мужчины.

 Флаг  Фамилия  Г.Р.  Страна  Вес  Место  Рывок  Толчок  Сумма
Маттиас Штайнер. 25.08.1982. GER. Германия. 145.93 1 203 258 461
Евгений Чигишев. 28.05.1979. RUS. Россия. 124.13 2 210 250 460
Виктор Щербатых. 10.06.1974 LAT. Латвия. 144.97 3 206 242 448
Артем Удачин. 26.03.1980. UKR. Украина. 144.09 4 207 235 442
Игорь Шымечко. 27.05.1986 UKR. Украина. 130.25 5 201 232 433
Рашид Шарифи. 21.09.1984. IRI. Иран. 142.89 6 196 230 426
Гжегош Клещ. 12.11.1977. POL. Польша. 131.16 7 185 234 419
Альмир Веладжич. 22.08.1981. GER. Германия. 132.16 8 188 225 413
Дэймон Келли 01.12.1983. AUS. Австралия. 154.15 9 165 221 386
Итте Детенамо. 22.09.1986 NRU. Науру 148.48 10 175 210 385


ОТОМСТИЛ


Маттиас Штайнер.

<Олимпийским чемпионом в самой престижной категории - тяжелой - стал 25-летний немец Маттиас Штайнер, опередивший в одном из наиболее драматичных турниров на этой Олимпиаде россиянина Евгения Чигишева всего на один килограмм. Толкнув в последнем подходе штангу весом 258 кг, Штайнер отомстил России за поражение Ронни Веллера от Андрея Чемеркина в олимпийском турнире Атланты-1996.

Казалось, это было совсем недавно. Олимпийская Атланта-1996. Мировой рекорд немца Ронни Веллера во второй попытке. Брошенные на радостях в зал туфли, победные жесты и абсолютная вера в собственную неуязвимость. За самоуверенность Веллера тогда жестоко наказал Андрей Чемеркин, толкнувший в заключительном своем подходе 260 кг. Гигантский, умопомрачительный вес, на 5 кг превышавший тот, который удалось поднять босоногому Веллеру. Это был турнир, навсегда вошедший в историю мировой тяжелой атлетики. Равно как и в историю российского спорта. Вчера в олимпийском Пекине, 12 лет спустя после Атланты, мы вновь увидели развязку, от которой застыла в жилах кровь.

БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ

Новость о том, что двукратный олимпийский чемпион, самый харизматичный штангист современности иранец Хоссейн Резазаде не приедет в Пекин защищать свой титул, полностью перетряхнула всю иерархическую структуру тяжелого веса, которая за долгое время царствования Резазаде приняла довольно стройный вид.

Что случилось с иранцем на самом деле, толком знали немногие. Было известно, что еще в прошлом году кумир (и не только спортивный) всего Ирана попал в тяжелую автокатастрофу, из которой ему не удалось выбраться с легкими потерями. По слухам, Резазаде серьезно повредил колено, потом оперировал его и так и не смог восстановиться после травмы.

А вот что рассказал мой иранский коллега-репортер Мохаммед Реза Ахунди, который хорошо знаком с Резазаде. «Хоссейн закончил карьеру. Он пока это нигде официально не говорил, но я утверждаю вполне определенно. Автокатастрофа действительно была, но проблема даже не в колене. У Хоссейна серьезные проблемы с животом, отказала печень. Врачи категорически запретили ему поднимать штангу, но однажды он все-таки их ослушался. На Кубке Президента вышел на помост и показал 170 кг в рывке и около 210 кг в толчке. Это был конец. Хоссейн звонил мне несколько дней назад, узнавал последние новости с олимпийского турнира. По его голосу я понял, как многое он потерял, отказавшись от поездки в Пекин», — рассказал Мохаммед. 170 и 210 кг. Всего 380 кг в сумме. Это на 82 кг меньше действующего мирового рекорда иранца.

Виктор Щербатых.

Человеческая трагедия Резазаде расчистила дорогу к золоту сразу для нескольких тяжелоатлетов, совсем было загрустивших под прессом иранца. Резазаде, чего там скрывать, подавлял всех противников своей мощью, умением и готовностью толкнуть ровно столько, сколько необходимо для победы.

Так что понаблюдать за противостоянием нескольких примерно равных соперников, включая Чигишева, было очень интересно. Впервые за долгие годы им предстояло выходить на помост, не держа в уме Резазаде. Другими словами, без царя в голове.

— Я помню, как раздавались отдельные голоса о том, что Чигишева вообще напрасно везут на эти Игры, — вспоминал перед турниром тяжеловесов олимпийский чемпион Афин Дмитрий Берестов. — Время показало, что это было абсолютно правильное решение. Чигишев может и должен бороться за победу. Да, есть опытнейший латыш Виктор Щербатых, есть молодой, да ранний немец Маттиас Штайнер, но Чигишев как минимум не слабее. Если Жене сегодня удастся хотя бы повторить его результат на апрельском чемпионате Европы, где он толкнул 247 кг, и чисто пройти свой коронный рывок, то может произойти все, что угодно.

Как вы относитесь к тому, что Евгений уже несколько лет практически безуспешно пытается слепить из себя полноценного тяжеловеса? Хотя со своими 125 кг личного веса по-прежнему выглядит подкормленным полутяжем.

— Каждый человек — индивидуальность. Посмотрите на того же Штайнера, также пришедшего из моей категории 105 кг. Он достаточно рыхлый, и по этой причине набор веса у него пошел быстро. Чигишев бы тоже так хотел, но строение его тела не позволяет прибавить много. Женька сухой, поджарый. Он старается есть побольше, это я вам могу подтвердить, но по фактуре он атлет, а не толстяк.

Евгений Чигишев.

130 кг живого веса он может набрать, но стоит ему чуть-чуть расслабиться, как вес сразу падает.

ДЕПУТАТСКАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ

Итак, кто собирался бросить перчатку Чигишеву? Во-первых, украинец Артем Удачин, когда-то считавшийся восходящей звездой тяжелой атлетики, но дисквалифицированный на два года за употребление запрещенных препаратов. Во-вторых, действующий чемпион мира и Европы, он же депутат латвийского Сейма Виктор Щербатых. Его депутатская неприкосновенность не распространялась в этот вечер на тяжелую атлетику, зато в его пользу говорили колоссальный опыт, умение никогда не сдаваться и толкать штангу так, как многим и не снилось. Наконец, в-третьих, немец Маттиас Штайнер, еще год назад абсолютно неизвестный за пределами Германии и Австрии, которую он представлял в олимпийских Афинах в категории 105 кг. Получив немецкий паспорт, Штайнер расправил крылья, немедленно прибавил к своему личному результату порядка 30 кг и заставил многих специалистов удивленно приподнять брови. Мол, плавали, знаем…

Чигишев заявил в стартовом упражнении сразу 200 кг, чем откровенно порадовал. Устали мы, если честно, от несбывшихся надежд и заниженных результатов отечественных штангистов на этих Играх.

Рывок все претенденты миновали лихо — оступился лишь Штайнер, в последнем подходе не вырвав 207 кг и оставшись с результатом на 4 кг меньше. Зато Чигишев, красавец, все три подхода отработал четко 200, 205 b 210 кг., без особого надрыва и возглавил таблицу с результатом 210 кг. Щербатых остановился на 206 кг (198, 203, 206), Удачин — на 207 кг.

В перерыве я встретил на трибуне группу поддержки Чигишева в лице олимпийского чемпиона Атланты-1996 Алексея Петрова и бронзового призера афинских Игр Глеба Писаревского. Оба не скрывали своего восхищения формой российского тяжеловеса.

— Последний раз я видел Женьку в таком состоянии три года назад на чемпионате мира в Катаре, где он вырвал 211 кг и установил новый рекорд Европы, — признался Писаревский.

— Больше всего меня беспокоит Штайнер, — сказал Петров. — А точнее, его заявка в толчке — 250 кг. Немцы известны тем, что редко уменьшают заявочные веса, а значит, Штайнер готов начинать уже с 250 кг. Это пугает.

Снимок на память

Во втором упражнении первым не выдержал Удачин, толкнувший лишь 235 кг, что было явно недостаточно для попадания на пьедестал. Зато Чигишев отработал свои стартовые 240 кг с заметным запасом, гарантировав себе медаль. Но нам вчера этого было мало!

Штайнер попытался было ответить россиянину попыткой на 246 кг, однако, станцевав на помосте романтический вальс со штангой на вытянутых руках, немец все-таки не выдержал и бросил «партнершу» оземь. В душе у нас наступила весна — все теперь зависело исключительно от Чигишева.

Евгений в блистательном стиле вытолкал сначала 247 кг, а потом и 250 кг, установив тем самым персональный рекорд в толчке и сумме. Главный тренер мужской сборной Давид Ригерт (я смотрел в его сторону) схватился за сердце и едва удержался на ногах от прилива эмоций. Неужели произойдет то, о чем мы так долго мечтали, и Россия вернет себе звание сильнейшей в мире, потерянное в Сиднее-2000?

Когда Щербатых и Штайнер заявили на последние подходы 257 и 258 кг соответственно, казалось, Чигишеву впору было по-веллеровски запускать туфлями в набитый под завязку зрительный зал. От хитрющего Щербатых, конечно, можно было ожидать чего угодно, но со статистикой спорить не принято. А она утверждает, что за всю карьеру Виктор толкнул больше 250 кг лишь однажды в карьере. А как быть со Штайнером, чьим лучшим результатом в этом упражнении были скромные 246 кг?

Тому, что произошло несколько минут спустя, лично у меня никакого логического объяснения нет. После неудачи Щербатых очередь проигрывать Чигишеву дошла до Штайнера. Он не должен был толкать этот невероятный вес, но сделал это. Как именно — теперь уже неважно. В памяти останется лишь животный рык победы и зажигательный танец, исполненный немцем прямо на помосте, где партнером на этот раз выступила не штанга, а личный тренер. А еще его слова, брошенные мне после пресс-конференции: «Я прекрасно помню свои ощущения, когда в Атланте проиграл Веллер. Будучи маленьким мальчиком, я сидел перед телевизором и плакал. Мне неприятно то, что я сделал больно Евгению. Но это спорт. Вчера вы побили моего кумира, сегодня я побил вашего».

ЧИГИШЕВ РАССТРОИТСЯ ПОЗЖЕ

Евгений, вы сегодня сделали все для победы, показали лучший результат в карьере, — обратился я к Чигишеву в смешанной зоне. — Что чувствуете сейчас, когда до вершины не хватило всего немного?

— Со временем, наверное, мне будет очень обидно, что от победы меня отделил всего один килограмм. Пока же никаких ощущений нет. Я просто не осознал еще, что стоял на олимпийском пьедестале, что мне вручали медаль. Вы правы, я сделал все, что мог. Просто Маттиас — выдающийся спортсмен. Я поздравляю его с победой.

О чем думали перед последними подходами Щербатых и Штайнера?

— О победе я не думал, если вы об этом. Ощущать себя олимпийским чемпионом можно ровно в тот момент, когда ты им становишься. Когда я выполнил последний подход, выводивший на помост Дима Клоков посадил меня в углу, накрыл полотенцем, закрыл мне уши, чтобы я ничего не слышал.

Нет ощущения, что это, возможно, был ваш единственный шанс стать чемпионом Игр?

— Было такое ощущение. Когда толкнул 250 кг, в голове пронеслась капелька надежды на то, что кто-то из соперников не толкнет. Но получилось так, как получилось.

На следующих Играх в Лондоне вам будет 33. Кто знает, что произойдет за эти четыре года…

— Четыре года — долгий срок. Нынешнее четырехлетие прошло под знаком набора массы. Я пытался адаптироваться в тяжелом весе. Увы, больших успехов достичь не удалось. Те 20 кг, что отделяют меня от предыдущей весовой категории, разумеется, не тот задел, что позволяет чувствовать себя полноценным тяжеловесом. В мою нынешнюю комплекцию, как видите, много дополнительных килограммов не впишешь. Может, мне растолстеть, чтобы поднимать больше?

Вас не удивляет тот факт, что немец прибавил в личном рекорде почти 50 кг только за один год?

— Без комментариев.

Тяжелый вес всегда был гордостью России. Чувствовали ли вы особую ответственность за свое выступление? Тем более, что по разным причинам Игры в Афинах вам пришлось пропустить.

— Когда чувствуешь ответственность, как правило, ничего не получается. Легко можешь сгореть. Все мысли про ответственность, про долг надо выбросить из головы и думать только о хорошем. Лично я вспоминал свою семью, полуторамесячного сына, которого еще не видел.

Что вы почувствовали, когда узнали об отказе Резазаде защищать свой титул?

— Ничего особенного. Чтобы стать чемпионом, нужно поднимать. Я был уверен, что найдутся другие люди, способные встать на моем пути.

«ДЛЯ ПОБЕДЫ НАДО ПОТОЛСТЕТЬ!»

Чигишев столь же невозмутим и в микст-зоне. Будто и не саднит поражение.

– У меня сегодня все шло по плану. Риск возможен, если ты идешь за человеком, у которого результат лучше. Так и поступил Маттиас. А мне рисковать не было смысла, да к тому времени я использовал все свои подходы. Может, я и больше толкнул бы, но так судьба сложилась… Я Маттиаса спрашивал накануне: какой, мол, вес толкнул на тренировке, он сказал – 240. Вот и верь после этого немцу.

Не знаю, на чем они там, в Германии, готовятся – это без комментариев. Прикиньте сами: Маттиас, три года назад перейдя в другую весовую категорию, улучшил свои результаты в сумме двоеборья на 50 килограммов.

— Как такое возможно?

— Вес накушал, и поперло у парня. Мне тоже вес надо набирать.

>— Так в чем же дело?

— Желание зажиреть – есть, а вот лопать постоянно – нет аппетита. Я и так в себя пихаю все подряд. А возвращаюсь со сборов домой – вмиг теряю четыре килограмма. С нами в сборной России из медиков серьезно никто не работает, прихожу я в столовую и ем-ем, что под рукой, а ведь диету по увеличению массы тела надо расписывать по калориям. Питание хорошее – нам икру дают на сборах и красную, и черную, только что толку без методики?

– Немцы тоже все подряд мечут?

– Нет, у них берут биохимический анализ крови спортсмена – и дают соответствующие рекомендации, как массу нагонять. А вообще мои мысли сейчас далеки от Пекина. Мне жена полтора месяца назад сына подарила – Романа Евгеньевича. Я наследника еще в глаза не видел, вот приеду – медаль ему привезу.

Да и к сессии готовиться надо, учусь в Новокузнецком металлургическом институте на факультете электротермических технологий по специализации «Управление качеством». Не все же штангу тягать, народное хозяйство тоже поднимать кому-то надо.

«СЪЕЗЖУ С МЕДАЛЬЮ К ИГОРЬКУ…»

Через 20 минут после пресс-конференции и допинг-контроля штангистов ваш корреспондент окольными путями пробрался в раздевалку российской сборной, чтобы по просьбе Людмилы Елистратовой – завуча ленинск-кузнецкого спортинтерната – поздравить Чигишева с серебром. Мы в этом интернате с ним в разное время учились. Передавая поздравления, я задел Евгения за живое:

Сегодня чутоть-чуть не повезло с золотом

— Не повезло, говорите? – штангист сурово сдвинул брови и впервые рассказал трагичные подробности новогодней ночи, которая едва не стоила жизни будущему призеру Олимпиады. – 31 декабря 2001 года я встречал Новый год вместе с другом Игорем Кудрявцевым, тяжелоатлетом из города Мыски. Шли вместе с Игорьком по площади в Заводском районе Новокузнецка. Толпа отморозков, человек восемь, давай нас задирать. Слово за слово, туда-сюда. Отойдем за угол? Отойдем. Зашли за дом, а те за ножи… Раз-раз, потыкали нас с другом и – все. Драться с нами им не было смысла, мы ж поздоровее… В Новокузнецке сразу нож втыкают, и ищи-свищи. Я в сугроб с тремя ножевыми, очнулся – стал искать Игоря вокруг дома. Не нашел.

Потом меня, истекающего кровью, подобрала машина и в больницу, я успел позвонить домой, рассказать ситуацию, чтоб Игорька начали искать, и потерял сознание. А Игоря нашли на следующее утро мертвым.

Мне два удара пришлись в руку – разрыв лучевого нерва, и один сзади в ягодицу – полтора сантиметра не достали до седалищного нерва. Полгода я пролежал в больнице, операцию перенес, полгода разрабатывал руку. Спасибо докторам – выходили в Центре реабилитации инвалидов, мне повезло, что там мама моя работает. Мне потом врач знакомый рассказал, что я с того света вернулся – много крови в ту новогоднюю ночь потерял.

Восстановился и вышел на прежний уровень где-то через полтора года после ранения.

После Олимпиады я с этой медалью олимпийской съезжу к Игорьку на могилу в Мыски, ведь мы вместе с ним когда-то мечтали об олимпийском пьедестале.

А вы говорите, что мне с золотом сегодня не повезло.


Источник: Газеты «Советский спорт», «Спорт-Экспресс» от 20 августа 2008 года.



Метки:

Просмотров страницы:   2270



Похожие статьи :

Один комментарий к “ОИ-2008 Пекин.

  1. Юра

    Здравствуйте. Получается Щербатых пропустил второй подход?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.